content top

Осетины покидают Грузию

В Южную Осетию продолжают прибывать беженцы из Грузии, которые вынуждены покидать свои дома из-за нежелания воевать в грузинской армии против своего народа.

Как рассказывают беженцы из Лагодехского района Кахетинского региона Грузии, они пробрались в Южную Осетию окольными лесными путями, поскольку грузинские вооруженные формирования отказываются пропускать их через границу.

Далее

Иностранные журналисты проводят собственное расследование

В последнее время все больше журналистов из разных стран приезжают в Южную Осетию, чтобы увидеть все своими глазами и провести личное расследование.

Прежде такой возможности у них не было. Тбилиси запрещал иностранным журналистам въезд на территорию республики из Грузии, призывая к такой же мере и Москву.

Далее

Фильм, который вряд ли понравится Саакашвили

28 октября в Москве, в кинотеатре «Художественный», состоялся закрытый пресс-показ документального фильма «Война 08.08.08. Искусство предательства». Он посвящен трагическим событиям, связанным с грузинской военной агрессией в Южной Осетии в августе. Сюжет построен на хроникальных кадрах и свидетельствах очевидцев.

Далее

Саркози — бывшая надежда Грузии

Выступая перед депутатами Европарламента во вторник 21 октября в Люксембурге, президент Франции Николя Саркози призвал Европу не ссориться с Россией из-за конфликта на Кавказе. Он отметил, что Дмитрий Медведев выполнил свои обещания.

Днем раньше, вслед за грузинским руководством, США обвинили РФ в невыполнении плана Медведева-Саркози. Помощник госсекретаря по вопросам Европы и Евразии Дэниел Фрид сказал, что соглашение о прекращении огня между Грузией и Россией предусматривает вывод российских войск на позиции, которые они занимали до 7 августа.

Далее

СНГ останется без Грузии

Грузия будет исключена из состава СНГ 18 августа 2009 года. Об этом заявил заместитель председателя исполнительного комитета — исполнительного Госсекретаря СНГ Наурыз Айдаров в четверг на 15-й конференции министров образования стран Содружества в Астане.

Формально выход из Содружества происходит через год после подачи заявки государством. Соответствующая Нота МИД Грузии поступила в исполком СНГ 18 августа этого года. Такое решение Тбилиси принял в связи с конфликтом в Южной Осетии.

Далее

Европарламент в поисках разрешения конфликта

И без того напряженная ситуация на Кавказе, как известно, осложнилась после августовских событий в Южной Осетии, что незамедлительно отразилось на отношениях России с Евросоюзом. Поэтому Европарламент призывает депутатов Государственной Думы усилить диалог по вопросу урегулирования ситуации на Кавказе.

Далее

В Тбилиси придумали новые условия встречи

В Грузии поняли ущербность своего отказа от первых переговоров с Южной Осетией и Абхазией. И теперь создают видимость согласия, но с условиями, неприемлемыми для абхазов и осетин.

Далее

Жители Квеши не впустили Санакоева

Грузия не может вернуть «временную администрацию ЮО», даже разместив ее на своей территории — в приграничном селе Квеши. Прежде эта структура, возглавляемая Дмитрием Санакоевым, находилась в Южной Осетии (село Курта), что стало причиной вражды между анклавом из четырех грузинских сел и остальными жителями республики.

О намерении администрации перебазироваться сообщили в понедельник 27 октября грузинские СМИ. Однако против этого выступили жители Квеши, по мнению которых размещение в селе администрации Санакоева ухудшит ситуацию в зоне конфликта.

Далее

Интервью в Eurasia

Недавно дала интервью итальянскому журналу геополитических исследований Eurasia. Вчера на сайте журнала опубликовали выдержку из этого интервью. Полная версия появится в ближайшее время печатном издании журнала. Беседу вел редактор журнала «Eurasia» Лука Бьонда.

А здесь публикую перевод на русский.

Я был очень удивлен заявлением мэра Хасавьюрта, который поддержал добровольцев, которые хотели защитить народ Южной Осетии. Дагестанцы, адыгейцы и чеченцы участвовали в защите Южной Осетии. Мы можем расценивать это как позитивный знак братства между народами Кавказа?

Во время первого конфликта в Южной Осетии в 1991 году, добровольцев почти не было, в отличие от Абхазии, где добровольцев было много, в основном, это были дагестанцы, адыгейцы, чеченцы и осетины. С тех пор, Грузия начала считаться общим врагом для осетин, абхазцев и кавказских народов, которые пришли к ним на помощь. Более того, Северную Осетию связывают узы дружбы со всеми северокавказскими республиками кроме Ингушетии, с которой у нее конфликт из-за Пригородного района.

Чечня и Дагестан на этой войне продемонстрировали дружбу к Осетии. Каково было поведение Ингушетии и ингушского народа в Алании? Как она реагировала на войну? Зачеркнула ли эта война напряжение между Осетией и Ингушетией?

Официальная власть Ингушетии лояльная Кремлю на словах поддержала осетин. Однако, в этих словах поддержки, сенатор Костоев провел параллели между случившимся в Южной Осетии с событиями в Пригородном районе в 40-х годах, обвинив во всем Сталина. Оппозиционные же СМИ Ингушетии открыто поддержали Грузию, перепечатывая грузинскую версию конфликта, в том числе и заведомо дезинформационные новости. Я не думаю, что этот конфликт как-то сгладил или усилил напряжение между Осетией и Ингушетией.

Есть ли у вас какое-нибудь воспоминание, рассказ или важная фраза, рассказанная кем-то из цхинвальских беженцев?

Мне запомнился рассказ 86-летнего жителя Цхинвала Ильи Туаева, который во время войны отдыхал в горах Южной Осетии в пансионате. О начале войны он узнал по телевизору. Думал, что город полностью стерт с лица земли. Когда спустя пару дней после окончания боев, он приехал в Цхинвал, он боялся выйти из машины. «Мне было страшно. Я думал, что моих детей уже нет в живых. Я боялся взглянуть на дом, думал, что от него ничего не осталось», — рассказывал он.

Еще мне запомнился рассказ его дочери Ирины Туаевой, которая все время конфликта была в Цхинвале и во время обстрелов ГРАДом и авиа-бомбежек пряталась вместе с соседями в подвале. «Когда наступило затишье, мы вышли из подвалов грязные, с растрепанными волосами и обезумевшими глазами. Мы увидели первые вошедшие в город российские танки. Солдаты смотрели на нас как на существа с потустороннего мира. Мне кажется, они удивлялись, что кто-то еще остался жив в городе после таких обстрелов. Мы и сами этому удивлялись. Один солдат достал из кармана шоколадку, открыл и протянул ее мне. Это взволновало меня до слез», — вспоминала Ирина.

Вы посетили Цхинвал несколько раз после отступления грузинской армии. Каков ущерб и какие действия наиболее неотложны и необходимы?

Городу нанесен колоссальный ущерб. Разрушены исторические памятники и здания. Дома иногда зажигались от пуль и сгорели дотла, разрушен университет и несколько школ, частично разрушена больница, здание парламента. Первые две недели после войны в Южной Осетии не было света, воды, газа. Но сотрудники МЧС оперативно провели восстановительные работы. На данный момент в Цхинвале есть свет и вода. Многие жители Цхинвала остались без жилья и живут у родственников или у соседей.

Ленингорский и Знаурский районы состоят из осетинских из осетинских и грузинских сел. Как война изменила структуру сел? Есть ли еще грузинские села в Осетии или они оккупированы осетинами?

В Ленингорском и Знаурском районах грузинские села несомненно остались. Но что значит «оккупированы»? Это территории Южной Осетии. Сейчас вся территория ЮО подконтрольна осетинским властям.

Грузинский анклав из четырех сел между Джавой и Цхинвалом полностью разрушен. Именно здесь располагалась в селе Курта резиденция марионеточного Дмитрия Санакоева, который так и не получил никакого формального статуса в Грузии.

Изменила ли война каким-либо образом границы Южной Осетии или же все вернулось как до 7 августа 2008 года?

Вопрос о границах Южной Осетии очень интересный, но требуется в уточнении, поскольку разные стороны конфликта видят эти границы по-разному. Так, юридически с грузинской точки зрения никакой Южной Осетии не существует, а территория бывшей ЮОАО поделена между несколькими районами Грузии. С точки зрения осетин, гранцы ЮО проходят в точности как проходили границы ЮОАО. Поэтому здесь, наверно, будет уместнее говорить о территориях, которые контролировались обеими сторонами. Так, по разным оценкам от 30 до 40 процентов территории Южной Осетии (практически полностью Ленингорский район и частично Знаурский и Цхинвальский районы) были подконтрольны Грузии. После же конфликта границы остались прежними, однако, вся территория теперь под контролем властей Южной Осетии.

РФ предоставила несколько точных данных о военных потерях (10-15 миротворцев, несколько военных самолетов и танк). Есть ли данные о военных потерях Грузии и самообороны Южной Осетии?

Насколько мне известно, у российской стороны не 10-15 погибших миротворцев, а 67. Согласно официальным данным, российская армия потеряла 71 человек, а грузинская 133. Я думаю, что числа занижены, потому что на территории Южной Осетии были серьезные боестолкновения. Независимые источники оценивают количество потерь грузинской армии от 500-1500 человек. В подтверждении этого говорит то, что часть военнослужащих грузины похоронили в братской могиле, тогда как на сегодняшний день есть очень серьезные возможности для идентификации, в том числе и генетическая экспертиза. И такие похороны могут быть попыткой скрыть реальное число потерь.

Говорить о количестве военных потерь осетинской стороны сложно, потому что город обороняли, в том числе, и местные жители. В общем же, по данным прокуратуры Южной Осетии, число погибших и пропавших без вести составило 1692 человека. Но это число наверняка завышено. На сайте общественной комиссии вывешен список 364 погибших с указанной причиной смерти и местом захоронения. Но эта цифра будет еще расти.

Как Вы оцениваете начало грузинского вторжения? Вы думаете, это был выбор правительства Тбилиси или думаете, что Саакашвили «вынудили» это сделать США или Россия?

Россию устраивала законсервированная на неопределенный срок ситуация в Южной Осетии, поскольку признание ЮО для России был вынужденный шаг, который принес ей много негатива на международном пространстве и Россия из миротворца фактически превратилась в сторону конфликта.

Республиканцы США могли подтолкнуть Саакашвили к этой операции для решения своих внутриполитических выборных проблем. Нельзя с уверенностью сказать, что явилось катализатором такого решения Саакашвили, но у него была уверенность невмешательства России. В пользу этого говорит выбранная дата для начала операции, за день до открытия Олимпийских игр, когда президент России Медведев находился в отпуске, а премьер-министр Путин находился в Пекине на Олимпийских играх. Также в пользу этого говорит развитие ситуации во время конфликта, когда грузинская сторона даже не попыталась заблокировать Рокский тоннель и не пыталась производить никаких боевых действий в направлении Джавы.

Цхинвал из-за своего месторасположения очень сложный город для обороны и Саакашвили хотел взять его в течение короткого времени под контроль, чтобы поставить весь мир перед свершившимся фактом. По его плану, в 21.00 8 августа в Цхинвале должна была пройти пресс-конференция грузинских властей.

Все это могло бы случиться в случае невмешательства России, в котором Саакашвили был почему-то уверен.

Как Вы видите политическое будущее Грузии? Вы думаете Саакашвили подаст в отставку и покинет политику? Могут ли искать диалог с
Россией политические оппозиционные партии?

У Саакашвили были проблемы с рейтингом, что показали президентские выборы в начале года. Хотя, он выиграл их, но по оценкам наблюдателей, они были не совсем демократичны, и при помощи административного ресурса ему было добавлено 10-16 % голосов. А люди, проводившие эти выборы, в частности господин Якобашвили, потом получили должности в правительстве Грузии.

Ясно, что на фоне конфликта, нация сплотилась вокруг своего лидера и для Саакашвили сейчас выгодно сохранять напряженность в Грузии, потому что как только она спадет, оппозиция начнет задавать ему неприятные вопросы. И итогом этого возможно станет отставка Саакашвили, тем более, если потеря территории Абхазии и Южной Осетии станет неоспоримым фактом, к чему все и идет.

В то же время, в политическом спектре Грузии пока не просматриваются пророссийски серьезно настроенные силы, и я не думаю, что в ближайшее время они появятся, поскольку именно Россия обеспечивает независимость двух бывших территорий Грузии и считается грузинами оккупантом.

Говоря же о будущем президенте Грузии, нужно упомянуть Нино Бурджанадзе, которая весной этого года дистанцировалась от Саакашвили и его партии, не приняв участие в парламентских выборах. И, которая уже сейчас ведет активные консультации в США. С меньшей вероятностью можно сказать о Саломе Зурабишвили, которую лоббирует Европа.

Мы можем рассматривать, принять во внимание признание независимости Южной Осетии как первый шаг к созданию единой Осетии?

Безусловно, да. Целью большинства осетин является единая Осетия в составе России. Первый шаг к этому уже сделан. Однако, пока рано говорить о втором шаге — об объединении с Северной Осетией – это может увеличить международное давление на Россию. Москва не раз заявляла, что не претендует на эти территории, а лишь обеспечивает их безопасность. Я думаю, что о присоединении к Северной Осетии будет уместно говорить только после международного признания независимости ЮО.

Далее

Intervista a Elizaveta Valieva a cura di Luca Bionda

Rivista di studi Geopolitici Eurasia

Vi proponiamo un’anticipazione dell’intervista con Elizaveta Valieva, giornalista osseta, incentrata sul recente conflitto in Ossezia del Sud; l’intervista ? stata raccolta ad inizio Settembre.
L’intervista completa potrete leggerla nel prossimo numero di Eurasia (Eurasia 3/2008)

D.: Elizaveta Valieva, cosa ci pu? dire riguardo alla situazione dei profughi sudosseti in Ossezia del Nord? Dove sono concentrati? Tanti sono gi? tornati a Tskhinvali?

R.: Nei primi giorni del conflitto, il Ministero delle Situazioni di Emergenza aveva installato un campo profughi ad Alagir, in Ossezia del Nord. Ho visitato i profughi sia l? che a Vladikavkaz. Mi hanno raccontato con emozione che cosa hanno patito durante la guerra. Le donne, in particolare, in pensiero per la sorte di mariti, figli e fratelli rimasti a difendere Tskhinvali.

Quando sono arrivata a Tskhinvali, una settimana dopo la guerra, pochi civili erano tornati. C’erano solo uomini e militari, pochissime donne e bambini. Pochi giorni dopo, per?, ho visto colonne di auto e bus che riportavano i profughi a Tskhinvali e la citt? si ? rianimata.

D.: Cosa vi hanno detto i profughi di Tskhinvali?

R.: Ho ancora nella memoria il racconto di Ilja Tuaev, un anziano di 86 anni. Quando ? scoppiata la guerra lui si trovava in una casa di cura fuori Tskhinvali, in montagna. Ha saputo dell’inizio della guerra dalla televisione. Pensava che la citt? fosse stata cancellata dalla faccia della terra. Quando, due giorni dopo la fine della guerra, Ilja ? ritornato a Tskhinvali, aveva paura di uscire della macchina. «Credevo che le mie figlie fossero morte. Avevo paura di guardare la mia casa, temendo di vederla in rovina», mi raccontava Ilia Tuaev.

Ricordo anche il racconto di sua figlia di 47 anni Irina Tuaeva. Durante i bombardamenti georgiani con i missili Grad e con l’aviazione, lei era a Tskhinvali. Con i vicini si era rifugiata in un sotterraneo. «Quando i rumori si sono smorzati, siamo usciti dai sotterranei: eravamo sporchi, con i capelli scompigliati e gli occhi stravolti. Abbiamo visto i primi carri armati russi che sono entrati in citt?. I soldati ci guardavano come fossimo extraterrestri: non riuscivano a credere che qualcuno fosse sopravvissuto a quei bombardamenti. Non ci credevamo neanche noi. Uno dei soldati mi ha dato un cioccolatino che aveva in tasca, facendomi commuovere fino alle lacrime», raccontava Irina.

D.: Come valuta l’inizio dell’invasione georgiana? Crede che sia stata una scelta del governo di Tbilisi oppure pensa che Saakashvili sia stato “costretto” dagli Stati Uniti d’America o dalla Russia?

R.: La situazione precedente il conflitto andava bene per la Russia, consapevole che forzare la mano sul riconoscimento dell’Ossezia del Sud avrebbe avuto per Mosca conseguenze molto negative dal punto di vista delle relazioni internazionali. E infatti la Russia ha sempre svolto un ruolo pacificatore.

I Repubblicani degli Stati Uniti d’America potevano avere interesse a spingere Saakashvili a scatenare questa guerra per ragioni di politica interna legate alle elezioni presidenziali. Non ? possibile dire con certezza quale sia stato il catalizzatore della decisione di Saakashvili, ma ? certo che lui era sicuro del non intervento della Russia. Forse contava sul fatto che Putin fosse a Pechino per la cerimonia d’apertura delle Olimpiadi e che Medvedev fosse in ferie.
A dimostrazione di questa sua convinzione, sta il fatto che i georgiani non hanno nemmeno tentato di bloccare il tunnel di Roki n? di compiere operazioni militari in direzione di Java, che si trova vicino al confine russo.

Tskhinvali ? una citt? difficile da difendere a causa della sua posizione e Saakashvili voleva conquistare la citt? in breve tempo per mettere davanti al fatto compiuto tutto il mondo. Secondo il suo piano, alle 9 di sera dell’8 agosto era prevista una conferenza stampa per l’annuncio della vittoria georgiana. Tutto questo poteva aver luogo solo in caso di non intervento della Russia.

D.: Come vede il futuro politico della Georgia? Crede che Saakashvili dar? le dimissioni e abbandoner? la politica? I partiti politici di opposizione posso cercare un dialogo con la Russia?

R.: Le elezioni presidenziali all’inizio di quest’anno hanno mostrato che Saakashvili, nonostante la sua vittoria, aveva problemi di popolarit?. Ho seguito le elezioni georgiane e so che esse non sono state del tutto regolari. Gli osservatori hanno notato che era stato aggiunto il 10 – 16 % dei voti grazie all’intervento dell’amministrazione. Le persone che lavoravano nell’organizzazione della macchina hanno ricevuto incarichi di governo, per esempio Iakobashvili. ? chiaro che, in nome del conflitto armato, la nazione georgiana si ? unita intorno al suo leader. Ora per Saakashvili ? vantaggioso conservare la tensione in Georgia perch? appena essa scender?, l’opposizione comincer? a rivolgergli domande spiacevoli. ? possibile che il risultato di questo saranno le dimissioni di Saakashvili, tanto pi? se la perdita dei territori di Abkhazia e Ossezia del Sud diventer? un fatto irreversibile.

Per ora, nello spettro politico georgiano non ci sono serie forze che vogliano dialogare con la Russia, n? penso che appariranno in tempi brevi. Perch? la Russia ? garante dell’indipendenza degli ex territori della Georgia e i georgiani la ritengono una forza occupante. Se vogliamo parlare di chi potrebbe essere il futuro presidente della Georgia, bisogna fare il nome di Nino Burjanadze, che la scorsa primavera ha preso le distanze dalla maggioranza di Saakashvili e non ha partecipato alle elezioni parlamentari. La Burjanadze sta conducendo serrate consultazioni negli Stati Uniti d’America. Meno probabilit? ha Salome Zurabishvili, che ? sostenuta dall’Europa […].

NOTE: Elizaveta Valieva lavora come giornalista tra Mosca e Vladikavkaz (Repubblica dell’Ossezia del Nord, RUS); ? caporedattrice e responsabile del portale informatico Ossetia.ru. Collabora con il sito dell’Institute for War and Peace Reporting.

http://www.eurasia-rivista.org/cogit_content/articoli/EkkkyZZEVAEaBTKdac.shtml

Далее
Страница 2 из 41234
content top