content top

Два дня на «войне»

Еще одна история грузинского резервиста.

http://vrej-haikazyan.livejournal.com/1411.html

Спустя 2 часа после того, как я опубликовала ссылку – он удалил эту запись из блога. Поэтому выкладываю сохраненный текст.

Далее

Откровения грузинских солдат

Редакция Ossetia.ru перевела откровения грузинских солдат и резервистов, воевавших в Южной Осетии. Эти истории были размещены в ряде блогов и форумов. С некоторых из них они были уже удалены, однако нам удалось восстановить их из кэша поисковой системы Google. Перевод историй даётся без изменений, практически дословный. Ossetia.ru не комментирует содержание текстов оставляя это читателям.

Далее

Пленники убирают Цхинвал

Пленные

Один из первых кадров в Цхинвале. Пленные грузины, как и жители Цхинвала, убирают город.

Как рассказал мне один из сотрудников МВД Южной Осетии, пленным грузинам дали помыться, накормили их и вывели убирать Цхинвал и его окрестности. «Пусть убирают то, что натворили их соплеменники», — сказал он.

Пленные

Зашла в один из первых открывшихся магазинов в Цхинвале, где не было ничего кроме разноцветных шариков, кетчупов и майонезов. Продавщицы бурно обсуждали что-то. Одна из них возмущенно сказала мне:

В магазине

— Вы видели пленных грузин, которые там убирают? Если бы у меня кто-то погиб из близких, я бы пошла и убила кого-нибудь из-них.

 — Их тоже жалко, — сказала я, и тут же пожалела об этом. Я представила себе какой шквал ярости на меня сейчас обрушится. Но, к моему удивлению, этого не случилось, она тут же согласилась со мной.

— Да, я понимаю, их тоже жалко.

Далее

Рассказ участника событий в ЮО

Боец из группы спецназа Южной Осетии, имя которого я по понятным причинам не публикую, рассказал мне о том, что происходило в Цхинвале во время конфликта.

Когда (7 августа) Саакашвили объявил о прекращении огня, нас всех отпустили домой поесть и помыться, так как мы все это время были на казарменном положении. Первый залп застал меня недалеко от дома, и я побежал обратно на работу. Всю ночь, во время обстрела, мы сидели в бункере. Только по нашему зданию «Град» работал 4 раза. Я думаю, еще пару раз, и бункер бы провалился. Нас было человек 70.

Утром, когда обстрел стих, мы думали, что в городе уже никого не осталось в живых, и решили уходить в лес. Мы побежали в сторону улицы «8 июля» и увидели, что в городе еще много людей. Тогда мы приняли решение обороняться.

Мы поделились на 2 группы, одна группа пошла в район универмага, а мы побежали в сторону привокзальной площади. Мы залезли в расположение миротворцев, думая, что их не тронут. Но расположение было разбито, были погибшие. Под каким-то навесом стоял дрожащий Кулахметов с несколькими солдатами. Мы подбежали к нему и спросили, почему они не стреляют в ответ, на что он ответил, что у них «нет приказа».

Тогда мы побежали в гостиницу Алан (которая находится неподалеку). В подвале было, около 80 человек, в том числе и журналисты. Нас заметил грузинский танк, и начал бить прямой наводкой по гостинице. Мы передали по рации ребятам с привокзального, чтобы они вызвали огонь на себя и подбили танк.

Мы бегали по огородам, а грузины по улицам. Грузинам было очень сложно в Цхинвале, так как, в отличие от нас, они не знали ходы и выходы. Грузинские бойцы были очень хорошо экипированы. У них было все, вплоть до наколенников. Сейчас многие наши бегают в натовских бронежилетах и с трофейными автоматами.

Самое страшное – это «Град» и авиация. Если тебя заметили с воздуха, уже не спастись. Первый день мы оборонялись сами. Русская авиация подключилась в 3 часа дня. Еще бы полчаса – и было бы уже поздно. Мы бы потеряли город.

После того, как русские очистили небо, нам стало значительно легче. К вечеру, грузины были вытеснены из центра города. Бои шли, в основном, на южной окраине и в окрестностях города. Грузины сделали еще несколько попыток прорваться в город, но были остановлены с помощью русских.

Русские сами себя подставили. Они шли двумя батальонами без прикрытия, и попали в засаду на подъезде в километре от города. Их там блокировали и разбили при помощи снайперов и артиллерии. (Это, когда был ранен генерал Хрулев).

В городе сожгли около 25-30 грузинских танков. Восемь танков взяли целыми. У нас были только автоматы и гранатометы. Когда стреляешь по танку, у тебя должно быть метров 20-30, для того, чтобы убежать. Стреляешь и быстро бежишь в укрытие. А для того, чтобы попасть в танк, надо несколько раз бить в одно и то же место.

Стоим с друзьями, видим — грузинский танк не шевелится. Подбегаем к нему, заглядываем – там грузин, мы ему сразу автомат в рот и говорим: «Если хочешь остаться живым – разверни башню и бей по своим позициям». Что он и сделал.

Очень много трупов грузинских солдат валялось по городу и Дубовой роще. В Дубовке грузин окружили и полностью ликвидировали.

Мне неизвестны случаи того, чтобы грузины в городе резали кому-нибудь головы. Им было не до этого. Также я не знаю о том, чтобы они бросали гранаты в подвалы. То, что творилось в селах – я не знаю.

Пока мы оборонялись, некоторые ребята отсиживались в подвалах, когда стихло, они надели военную форму и вышли мародерствовать.

Далее

Цхинвал на связи

9 августа. Цхинвал. Разговор по телефону.

Всегда спокойная Нина очень взволнованным голосом:
— Алло! Кто это? Лиза! Лизочка! Да... пока живы… Мы в подвале сидим с соседями, нас тут много.
— Как вы там? Еда хоть какая-то есть?
— Да кто о еде думает?! Ты лучше скажи нам, что с нами будет? Что интернете пишут?

Из подвала доносятся грохот и крик Нины.
— Что это было? — спрашиваю я.
— Снаряд, наверно, упал рядом с нашим подвалом.
— Все будет хорошо. Вот увидишь. Русские уже в городе.
— Какие русские? Мы тут никого не видим. Только наши ребята обороняются. Грузины по городу ходят.

На том конце провода встревоженный голос Нины «Кто там? Кто там?».
«Свои!» — услышала я мужской голос.
Нина немного успокоилась и вернулась к разговору.

-------------------------

Диана. 10 августа. Разговор по телефону.

— Мы в подвале. Дедушка одну ночь посидел с нами, потом сплюнул и сказал, что умирать так по-человечески, у себя дома, а не в подвале. И все остальные дни сидел дома. Хорошо еще, что он плохо слышит.

Не представляешь, какие тут зверства были. Тех, кого находили дома – издевались, как могли, потом убивали. Расстреливали людей в подвале. А в районе вокзальной площади, одна женщина с двумя детьми выскочила из частного дома с двумя детьми в поисках бункера и нарвалась на грузин. Они убили детей на глазах у матери. Она сошла с ума.

------------------------------------

Инга. 13 августа. Цхинвал. Разговор по телефону.

Всегда уравновешенная Инга, которая за все 3 дня в подвале ни разу по телефону не пожаловалась и не сказала, что ей страшно, а наоборот бодрым голосом рассказывала о ситуации в Цхинвале, только теперь смогла расслабиться и дать волю слезам:

— Мы уже дома. Город не узнать. Повсюду разрушения и трупы. Запах. Все позади, но мы все подавлены. Такое ощущение, что меня били несколько дней. Все болит.
— Правда ли то, что рассказывают о зверствах?
— Да! Зверства были. Расстреливали в упор всех мирных жителей, которых им удавалось найти. Мой знакомый хирург поехал в деревню забрать свою мать, их расстреляли, стариков расстреливали, а одну пожилую лежачую женщину прямо в кровати расстреляли. Я видела эти трупы, это такие зверства, что мне не верится, что это могли сделать грузины. Думаю, это были наемники.
— А слухи о том, что головы отрезали? Это правда?
— Нет. Не думаю. Я не слышала о таком. В Цхинвале точно такого не было. А в селах – я не знаю.

------------------------------------

Луиза. 13 августа. Владикавказ. Разговор не по телефону.

Всегда веселая Луиза подавленным голосом:

— Страшно. Это был ад. Мы три дня просидели в подвале. Уже не думали, что выберемся оттуда живыми. Самое страшное – «Град» и авиабомбежки. К автоматам я еще на первой войне привыкла, но «Град» – это нечто. Удивительно, что мы остались живы.

Далее

Позорники

Выражаю своё глубокое презрение всем мародерам. Мне сложно понять, как можно унести из дома, откуда люди были вынуждены бежать, хоть одну иголку. Но, по словам очевидцев, некоторые подгоняют к домам грузин целые фургоны и опускаются до того, что выносят оттуда стаканы и снимают занавески с окон.

Тьфу! Позорники. Они есть всегда и везде.

Как рассказал мне парень, который все эти дни с оружием в руках защищал свой город: «Пока мы из последних сил отстреливались, некоторые отсиживались в подвалах. Потом, когда все стихло, они надели военную форму и пошли мародерствовать».

Не знаю как сейчас, но еще пару дней назад — это было.

По данным Би-би-си, «Как подтвердили в правительстве непризнанной республики, сотрудники правоохранительных органов Южной Осетии расстреляли двух мародеров.»

Надеюсь, это будет уроком для остальных.

Далее

Останки войны

Пока Михаил Саакашвили проводит митинги и празднует «победу» в Тбилиси, тела грузинских солдат до сих пор разбросаны по всему Цхинвалу и его окрестностям. Президент Грузии в это время считает чужие потери.

Из выступления Михаила Саакашвили на митинге:

«Мы маленькая страна, у нас маленькая армия, но мы нанесли большие потери российской армии. Они пытались уничтожить нас, но они получили 400 трупов, 21 уничтоженный самолет, которые были сбиты примитивными средствами», – утверждал президент Грузии.

Жители города жалуются на запах. Невозможно ходить по Цхинвалу. Большое количество убитых солдат начало разлагаться и распухать от жары.

Однако, Саакашвили они ни к чему. Зачем жителям Грузии знать точное количество погибших военных? Чем меньше, тем лучше. В виртуальном мире, который создал президент Грузии, этим солдатам нет места, ведь там «победа».

Саакашвили даже не пытается вернуть своих погибших солдат и передать их тела родственникам, чтобы они могли похоронить их. Во всяком случае, мне о таких попытках ничего неизвестно.

Похоже, их судьба волнует только Нино Бурджанадзе, которая на данный момент никаких постов в Грузии не занимает, и международный Красный Крест.

Из интервью Нино Бурджанадзе на Эхо Москвы:

«Я знаю, что в Цхинвали есть очень много погибших грузинских солдат и мирных жителей, которых мы не можем оттуда вывозить. Несколько минут назад я разговаривала с Международным Красным Крестом, который ждёт позитивного ответа со стороны России, чтобы люди могли зайти в зону конфликта и вынести оттуда погибших ребят. Будьте цивилизованными, помогите нам вывозить наших погибших, и осетин, и грузин из Цхинвальской зоны. Дайте разрешение Красному Кресту, чтобы это было сделано.»

Саакашвили некогда. Кто же тогда будет митинги проводить?

Грузинские военные погибли за больные приказы своего президента. Они выполняли свой долг, они рисковали своей жизнью, отдали ее за президента, которому наплевать на своих солдат, наплевать на их матерей.

Мне кажется, это просто свинская неблагодарность и неуважение к своим солдатам со стороны президента Грузии.

Далее

Без права на жизнь

Рассказ врача цхинвальской больницы.

Далее

Южная Осетия: «Без русских, мы бы все погибли»

Запись опубликована Дневники.Вы можете оставить комментарии здесь или тут

Дала небольшой комментарий в The Observers на France 24. Вот ссылки:

здесь на английском

здесь на французском

Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong
Далее

Уронили Мишку на пол

Запись опубликована Дневники.Вы можете оставить комментарии здесь или тут


Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong
Далее

Алагир

Вчера поехала в Алагир, где расположили мобильный госпиталь МЧС.

Мобильный госпиталь МЧС

Мобильный госпиталь МЧС

Сотрудник МЧС, приятный мужчина средних лет, объяснил, что не может нас впустить без аккредитации, которую можно получить в пресс-службе МЧС. Но во всем остальном, он попытался нам помочь. Дал нам контакты, где мы можем получить подробную информацию о эвакуированных и связал нас с психологом МЧС.

Мобильный госпиталь МЧС

Мобильный госпиталь МЧС

Мобильный госпиталь МЧС

Пока я общалась с психологом, к нему подошли 2 женщины с 6-летней девочкой. Она пряталась за спиной своей мамы опустив голову вниз.

«Мы вчера приехали из Цхинвала, Вы не могли бы с ней поговорить?», — обратилась к психологу обеспокоенная мать ребенка. Пока психолог пытался выйти с ребенком на контакт, мы с бабушкой девочки отошли в сторону. Бабушка со слезами на глазах рассказала мне:

«Моя дочь и внучка живут в Москве, они приехали ко мне отдыхать и попали как раз под обстрел города. Нам только вчера удалось выехать оттуда. Ребенок ужасно напуган. Она была такой общительной, а теперь молчит, ни с кем не хочет разговаривать. Только вчера перед сном сказала нам „закройте все окна“.»

Автобусы с беженцами отъезжают в Анапу

Недалеко от госпиталя стояли автобусы с беженцами из Южной Осетии, которые уже отъезжали в Анапу.

Военные. По дороге в Цхинвал

Военные. Пробка. По дороге в Цхинвал

Когда я выезжала из Алагира, по дороге застряла в пробке. Огромное количество танков, БТР, военных машин и машин скорой помощи направлялись в сторону Южной Осетии. Я насчитала чуть больше 400 машин, это при том , что начала считать не сразу, а спустя 5-10 минут после того, как увидела колонну.

Пока на дороге была пробка, несколько военных вышли из машин, кто-то курил, кто-то разговаривал по телефону, а кто-то пил воду. Я видела, как одна пожилая женщина вышла из автомобиля и дала солдатам трехлитровую банку компота.

А в полночь я оказалась в одной из владикавказских больниц. Было многолюдно. Врачи стояли у входа в больницу и принимали раненных, которых выносили из машин на носилках. Родственники нервно курили в окрестностях больницы или плакали.

В Северной Осетии войны нет. Но атмосфера войны царит по всей республике.

Далее

Путин во Владикавказе

Вчера неожиданно полступила инфа, что Путин только что прибыл во Владикавказ. Мы сразу поехали к зданию правительства, которую оцепила федеральная охрана и местная милиция. Путин был уже в здании, но нас туда не пропустили. Зашли только те журналисты, которых он привез с собой на двух автобусах.

Добровольцы

Перед зданием правительства собрались люди: беженцы, добровольцы, возмущенные тем, что им не дают оружие и не пускают в Южную Осетию, обеспокоенные родственники тех, кто находится в зоне конфликта и просто сопереживающие жители Владикавказа.

Перед зданием правительства

Они собрались здесь, чтобы поделиться новой информацией, которая поступает каждую минуту, чтобы поддержать друг друга.

«Дома тяжело сидеть, поэтому мы здесь и собираемся каждый день,» — сказала мне одна женщина, одетая в траур.

Женщины требовали встречи с Путиным. Милиции с трудом удавалось их сдерживать.Одна из женщин встала на колени перед милицией умоляя пустить ее в здание. Началась всеобщая суматоха. Когда В. Путин вышел из здания правительства и быстро побежал к автомобилю, у женщин началась истерика. Кто-то в ярости кричал «Помогите нашим! Их там убивают!», кто-то рыдал.

Люди по телефону дозванивались до родственников, которые сидят в подвалах и ставили мобильные на громоковорители, чтобы все могли слышать в каких они там условиях. На другом конце провода раздался голос: «Как только кто-то выходит из подвалов — в них начинают стрелять. Помогите нам! Хотя бы детям!»

Около них создавалась толпа людей, которые с жадностью ловили каждое слово. Затем опять вздохи, плач, истерика.

Вот, что еще передавали нам по телефону люди из подвалов Цхинвала:

«Грузины в городе, один из нас тихонько вышел из подвала и прислушался. Проезжал танк, была слышна грузинская речь.»

«Грузины в жилых домах. Стреляют по улице Маркса.»

«На Энгельса нет грузин и стрельбы нет.»

«Где российские войска? Нам сказали, что они в городе. Но мы никого не видим. Тут только наши ребята отстреливаются.»

Женщины опять устремлялись к зданию правительства с криками: «Хоть один человек пусть выйдет и скажет нам в чем дело! Мы проклятая нация! Беслан мы проглотили! Больше не потерпим!»

На другом конце провода говорили: «Как только кто-то выходит из подвала — в них начинают стрелять. Помогите нам! Хотя бы детям!»

Далее

Беженцы

Вместе с двумя журналистами из Москвы мы отправились в одно из мест, где расположили беженцев из Южной Осетии. Это дошкольное образовательное учреждение (интернат) во Владикавказе, воспитанники которого уехали домой на летние каникулы. Здесь поместили женщин и детей от 4 месячных до 7-летних. Детей постарше (от 7 до 14 лет) без родителей поместили в Беслане.

Беженцы

Женщины ждали появления Сергея Шойгу, он должен был приехать к 18.00. Но мы ушли не дождавшись.

Беженцы

Беженцы

Беженцы ни на что не жалуются. По их словам, они обеспечены предметами первой необходимости и трехразовым питанием. Однако, они меньше всего думают о еде и комфорте.

Беженцы

“Все дома разрушены, мой в том числе. Но больше всего переживаю за свою семью, 8 моих родных людей находятся сейчас там. В Цхинвале осталось много детей. От испуга у некоторых из них температура опустилась до 35, ноги онемели, сердечные боли, дети начали заикаться”, – рассказала приехавшая вчера из Цхинвала Альбина Хубулова (на фото слева).

“В селении Цунар украинские наемники изнасиловали и отрубили головы двум девушкам. Грузины грабили, добивали раненных и взяли много заложников”, – рассказали мать и дочь Тина и Нелли Догузовы (на фото посередине и справа).

Беженцы

Беженцы

В час новостей первыми бегут к телевизору дети. Полная тишина. Все слушают с замиранием сердца.

Беженцы

Беженцы

Когда мы уходили, появились новые беженцы.

Далее

В Цхинвале

Дядя моей подруги вчера поехал в Южную Осетию искать своих родственников, о судьбе которых ему ничего неизвестно после нападения Грузии. Он сегодня звонил и рассказал, что когда грузины зашли в город — они вытаскивали из подвалов мирных жителей и без разбора отстреливали и женищин, детей и стариков.

Он сам этого не видел, ему рассказали.

Я не знаю... Очень не хочется в это верить. Надеюсь, это неправда.

Далее

Некоторые тбилисцы пребывают в неведении

Только что мне звонили родственники из Тбилиси. Они пребывали в полной уверенности, что войну затеяла Южная Осетия. Мне удалось их в этом разубедить. Они были в шоке, узнав о количестве убитых и раненных в Южной Осетии. Сказали, что российские каналы им отключили и им известно только то, что передают по местным.

Вчера звонили друзья из Грузии. Спрашивали, что же происходит на самом деле. По их словам, официально передают, что Цхинвали полностью контролируется грузинскими войсками, а по Тбилиси ходят слухи, что грузинские войска сбежали из Южной Осетии. Они не знают чему верить.

Саакашвили на заседании озвучил причину отключения российских каналов. Он сказал, что «Российские СМИ несут полную дезинформацию как в старые советские времена. Это чисто коммунистические замашки.»

Самое удивительное, что многие грузины ему верят.

Далее

Саакашвили:"Мы должны показать всему миру, что не зря затеяли весь этот ажиотаж"

Вчера ночью Саакашвили по грузинскому тв призвал народ к единению. Вот мой почти дословный перевод:

«Сегодняшний день будет решающим в истории Грузии. Эти несколько дней мы должны быть вместе. Именно сейчас решается судьба Грузии, какой она будет через 100-200 лет. Мы должны пойти до конца! Мы должны показать всему миру, что не зря затеяли весь этот ажиотаж!»

«Не забывайте, что это не является войной этнических грузин и этнических осетин. Это война другой большой силы, которая не хочет видеть Грузию единой».

«Около 80 лет в период правления Советского Союза Грузию топтали в грязи и ставили на колени. Но при Сталине власть была сильной. Россия не так сильна. Мы должны победить.»

Все это он говорил так, как будто исполнял роль в кино. Приободренный, с наклеенной улыбкой, но заметным мандражем.

Только что показали совещание. Саакашвили уже не в таком приподнятом настроении как вчера ночью. Он призвал все государственные структуры не прекращать работу и работать в обычном режиме.

Далее

Мир сошел с ума

За 10 дней моего отсутствия в интернете — случилось многое. Мир изменился. Это происходит каждый день, но заметно только после длительного информационного вакуума.

Я решила не брать с собой ноутбук, чтобы отдых получился полноценным. За это время Грузия напала на Южную Осетию, умер Солженицын, на побережье Сочи (недалеко от места нашего отдыха) прогремело несколько взрывов…

Но то, что произошло вчера ночью в Цхинвале – совершенно выбило из сил. Мы в это время находились в поезде, возвращались домой. Раздался звонок, после которого уснуть было невозможно. Когда близкие люди сидят в подвалах города, который обстреливают и штурмуют – не до сна.

А в планах после моря, был недельный отдых в Цхинвале, который так любит Анри. Но, как говорится “Человек предполагает, а Бог располагает”.

Далее
Страница 2 из 212
content top