content top

Георгий Данелия, «Безбилетный пассажир»

Читаю «Безбилетный пассажир» Георгия Данелия. В книге нет структуры, автор просто рассказывает забавные истории из своей жизни. Читаю понемногу, чтобы растянуть удовольствие.

То, что Данелия хороший рассказчик – знаю давно. Как-то он приезжал во Владикавказ на кинофестиваль со своей лентой «Фортуна». Организаторы никак не могли запустить фильм из-за технических неполадок — тогда на сцену вышел Данелия, и в течение часа рассказывал нам смешные истории, которые происходили во время съемок его картин.

Особенно запомнился с того вечера следующий момент. Зал был уже полон зрителей, когда зашел Александр Дзасохов со своим окружением, который был тогда у власти в Северной Осетии. Никто и ухом не повел, только 3 или 4 человека встали и поприветствовали его хлопая в ладоши. Когда же зашел Данелия — весь зал непроизвольно вскочил со своих мест, и на протяжение 10 минут зрители аплодировали ему стоя.

И как тут не вспомнить фразу, которую слышала однажды от своего знакомого. Не знаю, чья это цитата, но она очень подходит к упомянутой ситуации: «Политика уходит, а искусство остается».

Далее

«Новеченто» Алессандро Барикко или «Легенда о пианисте» Джузеппе Торнаторе

Недавно ночью, во время ливня и бессонницы, прочитала «Новеченто» Алессандро Барикко.  История о пианисте, который всю жизнь прожил на корабле и не хотел спускаться на сушу. Пожалуй, это лучшее из его произведений, по крайней мере, из тех, что я читала.

С первых строк я сидела завороженная и не могла пошевелиться, пока не дошла до последней буквы. Это было волшебно. Барикко может так далеко унести читателя, что его потом трудно возвращать в реальность. Я была на том корабле, слышала волны и удивительную музыку Новеченто. У  Барикко всегда много моря, музыки, запахов и поэзии. Его проза похожа на поэзию.

Затем я узнала, что по этой новелле еще в 1998 году Джузеппе Торнаторе снял картину «Легенда о пианисте», которая получила множество наград.  И сегодня, наконец, мне удалось ее посмотреть. Несмотря на мое предвзятое отношение к экранизациям, надо признать, она удалась. В отличие от «Шелка», который имеет мало общего с книгой Барикко. Сцена вальсирующего рояля получилась почти так, как я ее себе представляла. Музыкальная дуэль тоже.


Режиссер слишком затянул ленту, добавив в нее для пущей наглядности детали, которых не было в книге. В целом же, получилось неплохо. Если бы фильм  попался мне раньше книги, то я бы сказала «очень хорошо».

Но трижды разумеется, что книга лучше, чем фильм. Читая Барикко, можно видеть картину, нарисованную им и дорисованную собственным воображением.

Далее

Миллер о Сартре, а я о Миллере

Недавно дочитала «парижскую трилогию» Генри Миллера: «Тропик Рака», «Черная весна» и "Тропик Козерога». Между вторым и третьим романом у меня была длинная пауза, которую я заполнила другими книгами.

Проза Миллера очень импульсивная, он уклоняется от общих канонов, не соблюдает хронологию событий, обладает весьма хаотичной манерой письма. Его язык плодовит, но без пафоса. Он периодически противоречит себе, однако его интересно читать, так как его книги, в основном, автобиографические.

Читая Миллера, я почему-то все время вспоминала Сартра. Они ни разу не похожи, но какая-то неуловимая связь между ними существует. Поэтому мне стало интересно, были ли знакомы Сартр и Миллер?

Далее

Довлатов

Некоторое время назад я пришла к выводу, что не стоит сопоставлять. Талантливый человек более далек от идеала в повседневной жизни, чем обычный.

К примеру, я обожаю Кафку как писателя, но как человек он мне не очень приятен. Это не мешает мне восхищаться его книгами, и не помешало в последний день отъезда из Праги полдня провести в его музее.

Что касается Довлатова, его первая книга, которую я прочитала — «Зона» — мне не понравилась. Он слишком хорошо создает эффект присутствия, а у меня слишком большое воображение, поэтому мне было не комфортно и холодно в его «Зоне». Язык, безусловно, хорош, но это совершенно непонятный мне мир, понимать который у меня нет никакого желания.

Однако, после «Чемодана» и «Заповедника», мне пришлось признать в нем настоящего писателя. В «Чемодане» очень оригинальная идея структуры. Мне нравится его юмор, и то, как просто он пишет о сложном.

А как человек, мне кажется, что C. Довлатов достаточно самокритичен, поэтому мог позволить себе критиковать окружающих его людей. В этом я его так хорошо понимаю... Люди не могут не раздражать, когда видишь в них больше, чем нужно увидеть.

Далее

«Бумажный театр», Милорад Павич

Павич мне все же ближе, чем Рушди. Его предпоследняя книга опять порадовала меня своей идейностью.

«Бумажный театр» — это роман, сборник из 38 рассказов, написанных вымышленными авторами. Книга напоминает карту мира, а точнее путешествие по 38 странам мира, где Павич гид, а читатели – туристы. Каждый рассказ — это визит в новую страну. Павич старается приблизить стиль изложения к литературным традициям и национальной культуре стран. Но даже через такую ширму просачивается язык Павича, который невозможно спутать с другим. Такое ощущение, что он забавляется этой игрой, доставляя удовольствие не только читателям, но и себе. Сам же он преподносит эту книгу как благодарность своим читателям из стран, указанных в рассказах.

Свое название «Бумажный театр» роман получил благодаря рассказу «автора» из Армении. В рассказе «Тату» (Финляндия) Павич немного повторяется, если не ошибаюсь, то похожие моменты были в книге «Уникальный роман», но это не портит общего впечатления. Особенно, рекомендую обратить внимание на рассказ «Сталин в семинарии» (Грузия).

Далее

«Стыд», Салман Рушди

«Стыд» Салмана Рушди похож на восточную сказку для взрослых, очень мудрую. Исторические, актуальные и мифические события романа происходят в Пакистане. В них участвуют генералы и женщины, бандиты и наемные убийцы: все вовлечены в мистику, все страстно желают плоти или власти. В результате в романе заплетается череда заговоров и преступлений.

У Рушди хорошо получаются образы. Я четко представляю себе как выглядит главный герой романа, сын троих матерей, Омар Хайам и его безумная супруга Суфия Зинобия.

Рушди превосходный рассказчик. По сути, роман «Стыд» — это сказка, повествующая о «стыде» страны, которая погрузилась в море насилия, копившейся тысячелетиями нищеты и восстаний. В голосе автора, который пробивается через его книгу, можно услышать страдания человека, глубоко сочувствующего истории своего народа и времени.

Далее

Смерть и Жизнь

Читала сейчас в Esquire рассказ Салмана Рушди «На юге». Понравился диалог двух 81-летних стариков:

— Выглядишь ужасно, — сказал Младший Старшему, как говорил каждое утро. — Выглядишь человеком, которого дожидается Смерть.

Старший, серьезно кивая и тоже соблюдая традицию их перепалки, ответил:

— Это лучше, чем выглядеть как ты — человек, которого Жизнь так и не дождалась.

P.S. Давно собиралась прочитать что-нибудь у Рушди. После этого рассказа — он от меня точно никуда не денется. Сейчас же скачаю в свою незаменимую электронную книгу. Пожалуй, начну со «Стыда».

Далее

«Маятник Фуко», Умберто Эко

Как обещала, делюсь своими впечатлениями от романа Умберто Эко «Маятник Фуко».

Речь идет об историческом гиперболичном произведении, которое содержит большое разнообразие ссылок. Эко насмехается над иррациональным . Эта книга разрушает «я» и совмещает священное и невежественное, дух и материал.

«Маятник Фуко» — удивительный роман о зле жизни, о декадентстве, о страдании, которое появляется от осознания того, что в развращенном мире все эфемерно. И единственная твердая точка — та, на которой висит Маятник Фуко. И нет никакой тайны. Ответ на все: откуда мы приходим, туда и можем вернуться, потому что мир развращен. Изредка, «они» удостаиваются говорить с нами о значении символов, но предпочитают создавать тайну там, где ее нет, чтобы иметь власть.

Роман основан на идее «заговора» или Плана, который Эко разработал так грандиозно, что этому произведению место в мировой литературе. Никому еще не удалось так своеобразно и настолько правдоподобно переписать историю мира, включая все самые большие личности, которые были главными героями в самых различных исторических эпохах: Юлий Цезарь, Наполеон, Гитлер, Челестино V, Филипп Красивый, Святой Бернар и Сталин. Автор соединил историю мира, которая уходя в средневековье вовлекает каждую эру и географические территории до наших дней.

Это самая «долгая» книга в моей жизни. Не поверите, но я читала ее несколько месяцев. Иногда забрасывала на несколько дней, отдавая предпочтение другим книгам, но всегда возвращалась к ней. Каждую главу нужно мысленно «пережевывать», смаковать. Эта книга не для легкого чтения, она очень глубокая, с пояснительными сообщениями.

Надо отметить, что сюжет слишком затянут и размыт, автор часто отвлекается на традиции и уточнения. Произведение сводится к куче информации. Настоящий водопад дат, имен, мест и персонажей. В то же время, это бесценная совокупность знаний. Эко показывает, как наука, история, культура и увлекательная интрига могут сосуществовать.

Читая «Маятник Фуко» появляется желание увеличить свои знания в таких областях как палеонтология, история искусства, философия. Эко заставляет заинтересоваться культурой религий, тайными обществами, физикой и различными интерпретациями истории. При этом доказывает, что слова, как культура, как нагромождения доктрин и знаний — это туман, в котором теряется сущность. Бесполезное исследование вечной правды и плотное течение цитат из библиотеки — это туманные замки, за которыми мы теряем наши жизни.

Человеку нужно постоянно доказывать правоту, находить логические объяснения вещам, которые их окружают, и понимать смысл собственного существования. Автор делает философское рассмотрение по этой теме и говорит, что человеку часто не удается отдавать себе отчет в том, что случается с ним в жизни. Человек живет и не понимает, что существуют мгновения, когда можно спокойно найти «решение», оно перед глазами, но оно ускользает от него. Не существует логики: объяснение внутри нас, мы начинаем понимать то, что не должно быть раскрыто.

Маятник заключает очень точное значение: существует ли твердая точка? все в движении, но если твердая точка существовала тогда, мы объяснили бы наше существование. Таким образом, ответа в действительности не существует. Правда искалась только внутри нас!

Это, несомненно, шедевр.

Далее

Календарь

Заболела и вылечилась одновременно с ноутбуком. За это время углубилась в чтение «Маятника Фуко» Умберто Эко. Как дочитаю, напишу рецензию. А пока хочу рассказать об одном отрывке из книги, который меня взволновал, потому что прежде я никогда об этом не задумывалась.

Речь идет о календаре, а точнее о григорианской реформе календаря, которая вступает в силу в 1582 году, отменяется юлианский, и для выравнивания счета исчезают 10 дней из месяца с 5 по 14 октября.

Во Франции реформу проводят в 1583 году и отменяют дни с 10 по 19 декабря. В Германии в это время был раскол церквей, поэтому католические области присоединяются к реформе в 1584 году, а протестантские только в 1775. А в Болгарии григорианский календарь вступает в силу только в 1917 году!

Очень интересно получается. Переехав из одной страны в другую в те годы, можно было совершить маленькое путешествие во времени, оказаться в другом дне или даже месяце.

Далее

Последний магнат

Часто слышала восторженные отзывы о книгах Фрэнсиса Скотта Фицджеральда от людей, литературному вкусу которых я доверяю. Наконец-то, добралась и до него. Интуиция подсказала начать знакомство с ним с «Последнего магната». Как выяснила позже, это было его последнее произведение, недоконченное.

Я разочарована. Возможно, это книга впечатлила бы меня лет в 18. Но не сейчас. Даже не знаю, стоит ли читать его остальные произведения. Разве что из любопытства.

Далее
Страница 2 из 3123
content top