content top

Эпос о Гильгамеше

Эпос о Гильгамеше

Эпос о Гильгамеше

Так выглядит первая эротическая поэма, которой более 3000 лет. Это отрывок из «Эпоса о Гильгамеше», в котором блудница Шахмат по велению Гильгамеша соблазняет Энкиду.

Раскрыла Шамхат груди, свой срам обнажила,
Не смущалась, приняла его дыханье,
Распахнула одежду, и лег он сверху,
Наслажденье дала ему, дело женщин,
И к ней он прильнул желанием страстным.
Шесть дней миновало, семь дней миновало —
Неустанно Энкиду познавал блудницу.
Когда же насытился лаской,
К зверью своему обратил лицо он.
Увидав Энкиду, убежали газели,
Степное зверье избегало его тела.
Вскочил Энкиду, – ослабели мышцы,
Остановились ноги, – и ушли его звери.
Смирился Энкиду, – ему, как прежде, не бегать!
Но стал он умней, разуменьем глубже, —
Вернулся и сел у ног блудницы,
Блуднице в лицо он смотрит,
И что скажет блудница, – его слушают уши.

Читая «Эпос о Гильгамеше» вы понимаете, что спустя 3000 лет мир не сильно изменился. Безусловно, наука и медицина существенно продвинулись вперед, но человек все еще в поисках бессмертия, как и в эпосе. Он сомневается в вере,  восстает против богов, отвергает их.  Правители все также используют чары «блудниц», засылая их в другие места, для достижения своих целей, как политических, так и личных. И блудницы, надо отметить, не только женского пола. Гомосексуальная связь между Гильгамешем и Энкиду деликатно шифруется под крепкую мужскую дружбу, но при внимательном чтении — сомневаться не приходится.

«Эпос о Гильгамеше» — это первый, самый ранний из сохранившихся, шедевр мировой литературы. Кроме того, это первый наиболее длинный литературный текст. Это необычная история, потому что эпос был самым популярным произведением литературы в Древнем Ближнем Востоке во II и в начале I тысячелетия до н. э. Затем он исчез в течение 2000 лет и был выкопан в Ниневии (на территории современного Ирака), в клинописной библиотеке царя Ашшурбанипала. Таким образом, «Эпос о Гильгамеше» снова стал шедевром литературы в совершенно новом мире.

Далее

Джордж Оруэлл «Литература и тоталитаризм»

У Джорджа Оруэлла была хорошая интуиция, и логика тоже. Вот, что он пишет 19 июня 1941 г в своем эссе «Литература и тоталитаризм», за три дня до того, как Германия напала на Советский Союз.

Особенность тоталитарного государства та, что, контролируя мысль, оно не фиксирует ее на чем-то одном. Выдвигаются догмы, не подлежащие обсуждению, однако изменяемые со дня на день. Догмы нужны, поскольку нужно абсолютное повиновение подданных, однако невозможно обойтись без коррективов, диктуемых потребностями политики власть предержащих. Объявив себя непогрешимым, тоталитарное государство вместе с тем отбрасывает само понятие объективной истины. Вот очевидный, самый простой пример: до сентября 1939 года каждому немцу вменялось в обязанность испытывать к русскому большевизму отвращение и ужас, после сентября 1939 года — восторг и страстное сочувствие. Если между Россией и Германией начнется война, а это весьма вероятно в ближайшие несколько лет, с неизбежностью вновь произойдет крутая перемена. Чувства немца, его любовь, его ненависть при необходимости должны моментально обращаться в свою противоположность.

Далее
content top